Врубель - главная      Мир Врубеля


Врубель     Биография     Шедевры     Картины     Рисунки     Исследования     Музеи     Фото     Хроно     Ссылки
Дмитриева    Коган    Скляренко    Бенуа    Островский    Маковский    Федоров    Рерих      Малолетков    


Вступление     В академии художеств     Монументалист    Великий рисовальщик    На грани безумия    Живописец от бога
Врубель-декоратор    Музыка и литература    Врубель-педагог     Врубель и художественная фотография     Стиль модерн


Ранние годы    Ученичество    Киев. Встреча с древностью    Незамеченные шедевры    Демоническое    
Поиски универсальности    Фантастический реализм    Портреты    Начало нового века    Рисунки с натуры    
Запоздалая слава    Волшебство и магия Врубеля    Тема Пророка    Предпоследнее    Некоторые итоги жизни


Михаил Врубель. Небольшое исследование и анализ творчества. Часть третья

   
   

Царевна-лебедь
Царевна-Лебедь,
1900

   
   

» Первая
» Вторая
» Третья
» Четвертая
» Пятая
» Шестая
» Седьмая
» Восьмая

   
  
Эскизы Врубеля к росписям для Владимирского собора не были приняты жюри. Причиной была не только неканоничность живописно-пластического решения, отличная от господствующего в соборе неорусского стиля, но и неканоничность мировоззрения. Это были первые опыты врубелевского символизма - попытка проникновения в тайну смерти и вечной жизни вне глубокой религиозной веры, попытка, полная безверия и отчаяния.
В Киеве Врубель неоднократно обращается к изображению Христа (в Третьяковской галерее находится рисунок "Христос в Гефсиманском саду" и картина "Христос", 1888), мотивируя свое предпочтение этой темы пристрастием к ней его любимой публики. В некоторых из этих изображений ощутимо влияние Николая Ге.
Подлинный горячий интерес уже в Киеве Врубель испытывает к образу Демона. Его едва ли стоит воспринимать как антитезу Христу. Сам художник не хотел бы, чтобы Демона путали с чертом или дьяволом. По его словам, "Демон значит "душа" и олицетворяет собой вечную борьбу мятущегося человеческого духа, ищущего примирения обуревающих его страстей, познания жизни и не находящего ответа на свои сомнения ни на земле, ни на небе".
Демон — любимый герой романтического искусства и символизма. Эпоха "конца века" видела в нем символ бунтарского разрыва со старыми канонами, выражение безоговорочной свободы, гордое одиночество отщепенца и изгоя, бросившего вызов отжившему. В нем было выражение озаренности новым знанием, которое поэт и теоретик символизма Вячеслав Иванов определял так: "Внезапно раскрывшееся художнику познание, что не тесен, плосок и скуден, не вымерен и исчислен мир, что много в нем, о чем вчерашним мудрецам и не снилось, что есть ходы и прорывы в его тайну из лабиринта души человеческой, только бы — первым глашатаям казалось, будто все этим сказано! — научился человек дерзать и "быть как солнце", забыв внушенное ему различие между дозволенным и недозволенным, — что мир волшебен и человек свободен"".
Врубель ощущал себя глашатаем свободы, провозвестником новых художественных откровений. Он был не понят современниками и остро чувствовал свою исключительность и одиночество в искусстве и жизни. Таким образом, тема Демона являлась для него глубоко личной и автобиографической. Вместе с тем она была навеяна впечатлениями оперы Антона Рубинштейна "Демон" и одноименной поэмой Михаила Лермонтова. Эпоха символизма вновь обратилась к романтической поэзии этого автора, ценя в ней, по выражению Блока, "бессменную тревогу духа".

Врубель пытался как можно более полно объять демоническую тему, воплощая ее в скульптуре, графике, живописи (ранние опыты не сохранились). Первая дошедшая до нас на эту тему картина "Демон (сидящий)", а также иллюстрации к поэме Лермонтова открывают московский период творчества (1889-1906).
В картине художник отказывается от конкретных реалий места и времени. Фигура юного титана с мощным торсом и печальным темным лицом помещена в подобие фантастического изменчивого пейзажа. Мазки, нанесенные мастихином, уплощены, декоративны, уподобляют полотно цветной мозаике или витражу, составленному из прозрачных сияющих смальт. Они лишены покоя, обладают собственной энергией. Их перемещения и сцепления здесь и там образуют подобия предметов. Запечатлен процесс, а не результат мироздания. Природа, кажется, только обретает свои очертания, формы и краски зыбки и изменчивы. Прозрачные кристаллы складываются в небывалые купы цветов, те, в свою очередь, напоминают по контурам мощные крылья прекрасного существа.
Символизм любит превращения: они разрушают вещи, но обнажают жизнь, движение, процесс творчества. "Творимая жизнь" — одна из целей романтизма. Итак, величавая фигура Демона возникает среди вспышек и мерцаний света, словно бы в брожении и бурлении остывающей магмы, как плоть от плоти этой одухотворенной и полной жизни стихии. В выражении лица Демона — тоскливый вопрос, в жесте заломленных рук — сила и бессилие, его фигура самим построением композиции уподоблена сжатой пружине, обладающей огромной потенциальной силой, не находящей выхода.
Одновременно с картиной Врубель работает над иллюстрациями к сочинениям Лермонтова, в том числе и к поэме "Демон". Переводя на язык графики главные сюжетные коллизии литературного текста, создавая портреты ее героев, художник творит свой мир. Врубель предваряет новое требование к прочтению источника, выдвинутое позже художниками "Мира искусства" и сформулированное Дягилевым. Единственным смыслом иллюстраций он провозгласил ее полную субъективность, то есть выражение собственного индивидуально-неповторимого взгляда на литературное произведение. Но иллюстрации Врубеля не могут быть сведены к субъективному комментарию.
Оставаясь верным поэту в сюжете, художник пользуется поэмой как подспорьем для выражения ведущих тем собственного творчества — вечных метафизических загадок любви, смерти, бессмертия. Это находит отражение и в станковом характере рисунков.
Каждый из них, выполненный черной акварелью, в руках мастера приобретающей богатство многокрасочной живописной палитры, тяготеет к картине, поскольку обладает внутренней значительностью, сюжетно-образной, декоративно-стилистической завершенностью, досказанностью, противопоказанной иллюстрации. В Москве, как ранее в Киеве, Врубель оказывается в самом сердце национальных художественных исканий. Друзья вводят его в дом Саввы Мамонтова.
Врубель примыкает к кругу художников, получившему название Абрамцевского художественного кружка, поскольку именно в Абрамцеве, подмосковном имении Мамонтовых, осуществляются многие новаторские начинания. Здесь Врубель попадает в благоприятную творческую среду, располагающую к соревнованию с крупнейшими русскими мастерами. Кружок состоял из художников разных поколений. К старшему принадлежали Илья Репин, Виктор Васнецов, Василий Поленов, скульптор Марк Антокольский. Младшее поколение было представлено Константином Коровиным, Валентином Серовым, Михаилом Нестеровым, Еленой Поленовой, Марией Якунчиковой. Тон в кружке задавал Савва Иванович Мамонтов, деловая и практическая энергия которого соединялась с романтической преданностью искусству и верой — истина в красоте. Красоте придавалось жизнестроительное значение, ей предписывалась задача нравственного преображения жизни. Художники искали родную русскую красоту, опираясь при этом на идеи славянофильства, словно бы унаследованные непосредственно вместе с Абрамцевым, ранее принадлежавшим славянофилам Аксаковым.

Новые обитатели хранили остатки старого быта и воспитывали детей на примере "Семейной хроники" Сергея Аксакова в "мирном спокойствии и добром христианском духе". Благоговейно изучали "Слово о полку Игореве", этот древнейший памятник русского литературного эпоса. Жена Мамонтова Елизавета Григорьевна и Елена Дмитриевна Поленова, бродя по окрестным деревням, собирали предметы старинного быта — прялки, туеса, вышивки — все, в чем воплотился исконный народный дух, народные представления о прекрасном. Искусство резьбы пытались возродить в специально основанной столярной мастерской, где работали по эскизам абрамцевских профессиональных художников жители окрестных деревень.


Исследования, 4


Страницы творчества:     первая     вторая     третья     четвертая     пятая     шестая     седьмая




*   *   *

   Благодарим спонсоров нашего сайта:

   »  Ищете работу : работа IT в Архангельске .

  "В его рисунках, даже беглых и набросочных, никогда нет вялой приблизительности: рисовальная техника Врубеля отточена, как острый стилет. Чаще всего он передает форму сетью прерывистых штрихов, ломких, пересекающихся. Из их паутины возникают орнаментальные эффекты, рисунок может напомнить прихотливые узоры ледяных игл. Если же присмотримся внимательно, увидим, что ни один штрих не положен случайно или только «для красоты» - он обрисовывает план формы, характеризует фактуру. Помятые куртки и пиджаки на мужских портретах - что может быть прозаичнее? - а, оказывается, расположение складок с чередованием теней и света обладает сложным ритмом, обнаруженным посредством рисунка. Или вот сплошная пелена снега, оживляемая только узкой проталинкой и чернеющими вдали голыми ветками. Как передать графически этот простой мотив, казалось бы, небогатый оттенками? На рисунке, если глядеть вблизи, видны прихотливые комбинации отрывистых прямых черточек без единой кривой или круглящейся линии - почти фантастический узор. Но на расстоянии штрихи скрадываются, и перед нами не плоское белое пространство, а явственно ощутимая фактура снега, рыхлого, местами подтаявшего."

*   *   *
Мир Врубеля, www.vrubel-world.ru (C) 1856-2014. Все права защищены. Для писем: natashka (собачка) vrubel-world.ru
Создание сайта приурочено к 150-летию со дня рождения великого русского художника Михаила Врубеля
Материалы этого сайта возможно использовать с личного согласия Михаила Врубеля


Rambler's Top100