Врубель - главная      Мир Врубеля


Врубель     Биография     Шедевры     Картины     Рисунки     Исследования     Музеи     Фото     Хроно     Ссылки
Дмитриева    Коган    Скляренко    Бенуа    Островский    Маковский    Федоров    Рерих      Малолетков    


Вступление     В академии художеств     Монументалист    Великий рисовальщик    На грани безумия    Живописец от бога
Врубель-декоратор    Музыка и литература    Врубель-педагог     Врубель и художественная фотография     Стиль модерн


Ранние годы    Ученичество    Киев. Встреча с древностью    Незамеченные шедевры    Демоническое    
Поиски универсальности    Фантастический реализм    Портреты    Начало нового века    Рисунки с натуры    
Запоздалая слава    Волшебство и магия Врубеля    Тема Пророка    Предпоследнее    Некоторые итоги жизни


Михаил Врубель. Небольшое исследование и анализ творчества. Часть шестая

   
   

Царевна-лебедь
Царевна-Лебедь,
1900

   
   

» Первая
» Вторая
» Третья
» Четвертая
» Пятая
» Шестая
» Седьмая
» Восьмая

   
  
Сюжет первого панно "Принцесса Греза" был навеян одноименной пьесой современного французского драматурга Эдмона Ростана. Она была написана в 1895 году, а в 1896 вышла отдельным изданием в России в стихотворном переводе Татьяны Щепкиной-Куперник и была поставлена в Петербурге Литературно-Художественным кружком. Врубель в это время находился в Петербурге и мог видеть этот спектакль. В таком случае источником и этого произведения были не столько литературные, сколько театральные впечатления.
В пьесе Ростана, сочиненной по мотивам средневековой легенды, принц и трубадур Жофруа Рюдель, очарованный рассказами пилигримов об антиохийской принцессе Мелисинде, заочно влюбился в нее и стал мечтать о встрече. Предчувствуя свой близкий конец, он решил пуститься в далекий путь за море, "не в силах умереть, не увидав хотя на миг ее".
В центре панно изображен умирающий на корабле принц. Силой искусства он воссоздает романтическую мечту — образ прекрасной и недостижимой принцессы. Легкая и прозрачная, она словно бы материализуется из розовых закатных облаков и нежно склоняется над принцем. Это, по мысли Врубеля, воплощение недостижимой мечты художника о прекрасном.
Трудно судить о первоначальном облике этого панно, Врубель не успел закончить его к выставке, и над завершением "Принцессы Грезы" трудились его друзья Василий Поленов и Константин Коровин, смягчая его живописно-пластическую странность, раздражавшую зрителей и критику. Холст впоследствии был куплен Саввой Мамонтовым, от него перешел к Зимину, долго хранился в фондах Большого театра. Со временем значительная часть живописи была утрачена. Лишь недавно она была восстановлена бригадой реставраторов Третьяковской галереи во главе с Алексеем Ковалевым. В первозданном виде сохранилась лишь композиция, построенная на сложном равновесии, музыкальной гармонии ритмов. Панно уподоблено старинной фреске. Все формы обобщены и стилизованы, краски словно поблекли от времени, а причудливый орнамент линий акцентирует плоскость стены. Врубель обильно украшает им одежды, ковер, ниспадающий с палубы, очертания фигур, снасти корабля. "Принцесса Греза" была воплощением художественного кредо Врубеля — кредо символизма, с его преклонением перед прекрасным, склонностью к мифу, любовью к магии орнамента. Врубель отдает в нем дань своей любви к Западу. В панно "Микула Селянинович", обращаясь к народному эпосу, он соревнуется с Виктором Васнецовым, прославляет "силу земли русской". К сожалению, этот лучший, насколько можно судить по фотографиям, из всех монументально-декоративных опытов художника не сохранился.
Конец 1890 — начало 1900 годов - период расцвета портрета в творчестве Врубеля. Этот жанр интересует художника с первых его самостоятельных шагов в искусстве. В технике акварели в ранние годы он пишет и рисует своих родных и друзей. Первый его живописный портрет изображает Петра Кончаловского (1891), издателя, заказавшего Врубелю иллюстрации к юбилейному собранию сочинений Лермонтова и имевшего смелость защитить их от нападок соиздателей. Эта не самая совершенная работа Врубеля открывает серию портретов, между которыми есть определенная общность. Можно утверждать, что они лежат в русле портретной концепции рубежа веков с ее повышенным интересом к духовной жизни. Их особое место определяется тем, что художник не прибегает к психологическому анализу для выявления неповторимости внутреннего мира модели.
Без малейших затруднений передавая внешнее сходство, он переносит в портретный образ тревогу собственного духа. Модель выхватывается из будней существования экспрессивностью врубелевской манеры и всегда словно поставлена в экстремальную ситуацию, — так позже поступают со своими героями экзистенциалисты, чтобы перед лицом рока, смерти раскрыть в человеке его сокровенную сущность.
Самый традиционный из портретов Врубеля — "Портрет Константина Дмитриевича Ар-цыбушева", инженера-технолога, одного из директоров правления Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги, друга и родственника Саввы Мамонтова. Врубель в 1896 году жил в доме Арцыбушева на Садовой у Ильи Пророка, здесь и был написан портрет. Он жизненно достоверен. Арцыбушев изображен, по утверждению Николая Адриановича Прахова, хорошо его знавшего, в характерной для него позе размышляющего за письменным столом человека. Художник не прибегает здесь к деформации натуры, обычно служившей выявлению жизни человеческого духа, как это будет в портрете Саввы Мамонтова. И все-таки экспрессивность врубелевской манеры и здесь привносит в портрет нотки экзистенциальной тревоги, приобщая обыкновенного московского интеллигента, погруженного в раздумье, к ряду любимых образов (Демон, Пророк, Фауст). Изображая Марию Ивановну Арцыбушеву почти одновременно с ее мужем, Врубель создает репрезентативный портрет. Чопорная и бесплотная дама в строгом черном платье, оживленном лишь блеском золотой цепочки, почти распластана на прямой спинке кресла, параллельной плоскости холста. Лицо хранит замкнутое и нейтральное выражение. Врубелю все же удается проникнуть сквозь эту светскую маску. Он чутко улавливает нервную одухотворенность модели, трепетную хрупкость ее внутреннего мира. Глаза дамы кажутся заплаканными, лицо — побледневшим от неведомых переживаний.
За официальным холодом угадывается сложная духовная жизнь. Врубель — символист, с его любовью к таинственному и непостижимому, наделяет свою модель некоей загадкой. Живопись портрета декоративно-изысканна. Ее тонкая многоцветность проступает через общую коричневую тональность.
"Портрет Саввы Ивановича Мамонтова" является вершиной и совершенным выражением врубелевской концепции этого жанра. На материале портрета словно апробируется демоническая тема титанического величия и трагизма духа. В облике и окружении московского Медичи есть черты представительности и даже парадности — в величавой импозантности позы, смягченной артистической небрежностью, в щегольском костюме, сверкающих лаком туфлях, в блеске красного дерева и благородстве узоров ковра. Но трагическая смятенность кисти художника ломает парадную схему портрета. Краски и формы смещены, контрасты света и тона сгущены и драматизированы. По стенам бегут черные тени, ярко вспыхивает пластрон манишки, оживает и обнаруживает свой траурный характер скульптура за спиной Мамонтова. Величественная фигура человека судорожно приподнимается в кресле. Лицо искажает конвульсия.
Этот экспрессивно-драматический эффект во многом обусловлен соединением в портрете законченных, смело и красиво написанных деталей и едва подмалеванных мест. Пластрон манишки - это незакрашенный грунтованный холст. Голова словно высечена немногими крупными плоскостями. Ударом кисти намечен глаз.


Исследования, 7


Страницы творчества:     первая     вторая     третья     четвертая     пятая     шестая     седьмая




*   *   *
  "Особую красоту рисункам Врубеля придают богатые градации темного и светлого. Игра пятен различной светонасышенности создавала иллюзию красочного ковра. На рисунках с натуры, более простых по сюжету, подобный прием вытекал из созерцания реальных предметов. Врубель начинал с прокладки основных пятен - от темных к светлым. В светлых местах прикосновениями острого карандаша намечал детали и наносил штриховые арабески, которые строили форму и несли в себе неповторимое очарование врубелевского почерка. Иногда оставлял часть листа нетронутым. Тональные отношения были найдены так безошибочно, что белая бумага становилась органичной частью изображения. Изощренная техника позволила ему создать очередной шедевр «Жемчужная раковина». Это маленькое чудо искусства."

*   *   *
Мир Врубеля, www.vrubel-world.ru (C) 1856-2014. Все права защищены. Для писем: natashka (собачка) vrubel-world.ru
Создание сайта приурочено к 150-летию со дня рождения великого русского художника Михаила Врубеля
Материалы этого сайта возможно использовать с личного согласия Михаила Врубеля


Rambler's Top100