Врубель - главная      Мир Врубеля


Врубель     Биография     Шедевры     Картины     Рисунки     Исследования     Музеи     Фото     Хроно     Ссылки
Дмитриева    Коган    Скляренко    Бенуа    Островский    Маковский    Федоров    Рерих      Малолетков    


Вступление     В академии художеств     Монументалист    Великий рисовальщик    На грани безумия    Живописец от бога
Врубель-декоратор    Музыка и литература    Врубель-педагог     Врубель и художественная фотография     Стиль модерн


Ранние годы    Ученичество    Киев. Встреча с древностью    Незамеченные шедевры    Демоническое    
Поиски универсальности    Фантастический реализм    Портреты    Начало нового века    Рисунки с натуры    
Запоздалая слава    Волшебство и магия Врубеля    Тема Пророка    Предпоследнее    Некоторые итоги жизни


Монография о Врубеле. Запоздалая слава

   
   

демон
Демон, 1890

   
   

» Первая
» Вторая
» Третья
» Четверт
» Пятая
» Шестая
» Седьмая
» Восьмая
» Девятая
» Десятая
» Одиннад
» Двенадц
» Тринадц
» Четырнад
» Пятнадц
» Шестнад
» Семнадц
» Восемна
» Девятнад
» Двадцат
» Дв.первая
» Дв.вторая
» Дв.третья
» Дв.четверт
» Дв.пятая
» Дв.шестая
» Дв.седьма
» Дв.восьма
» Дв.девять
» Тридцать
» Тр.первая
» Тр.вторая
» Тр.третья
» Тр.четвер
» Тр.пятая
» Тр.шестая
» Тр.седьмая

   
  
Летом 1904 года выздоровевший Врубель переселился в Петербург, так как жена его получила там ангажемент в Мариинском театре. Московская частная опера, где начался и кончился короткий творческий триумф Забелы, после банкротства Мамонтова с трудом сводила концы с концами; репертуар был уже не тот, не то настроение в труппе, и многие ведущие артисты уходили в другие театры. Но и голос Забелы был теперь не тот. На большой сцене Мариинского театра, с огромным оркестром, выступать ей было трудно - не хватало силы звука, и приняли ее туда, как явствует из записей директора императорских театров В.А.Теляковского, отчасти «из-за того, что она жена талантливого Врубеля».

Уже отсюда можно видеть, что слава и почет к Врубелю наконец пришли - пришли в самый горестный момент его жизни. Е.И.Ге писала: «И странное дело, сумасшедшему Врубелю все больше чем никогда поверили, что он гений, и его произведениями стали восхищаться люди, которые прежде не признавали его». Действительно, катастрофа, постигшая художника, трагическая история его работы над «Демоном» и возникавшие вокруг легенды и слухи сыграли до некоторой степени свою роль в том, что Врубель вдруг стал знаменит. Однако тому были и более серьезные причины. Во-первых, на выставке «Мира искусства» осенью 1902 года (Врубель тогда был в больнице) экспонировалось шестьдесят его работ, в том числе прежние - киевские эскизы для Владимирского собора, «Демон сидящий», «Испания», «Гадалка» и другие, так что впервые искусство Врубеля было показано с достаточной полнотой. Впервые зрители увидели, что это за художник, не по отдельным, часто случайно выбранным вещам, а в контексте всего творческого пути. Нужно думать, то был впечатляющий ансамбль, а люди, в конце концов, не слепы - или слепы только до известного предела. Вышедший в 1903 году номер журнала «Мир искусства» со многими репродукциями и статьями о Врубеле также способствовал популярности и признанию художника. Во-вторых, новаторская «техника» Врубеля, или, лучше сказать, его манера, требовала длительного вникания и привыкания, чтобы быть по достоинству оцененной. Она не воспринималась сразу - не только в силу непривычности, но и потому, что была плодом редкого, феноменального видения, проницавшего натуру сквозь внешние покровы как бы до самих недр. Это и художникам не всегда было понятно с первого взгляда. Известны многие имена людей, сначала не принимавших живопись Врубеля, а со временем ставших его горячими почитателями, причем это не те люди, которых можно заподозрить в бездумном подчинении капризам моды. Это, например, Горький, Шаляпин или Александр Бенуа, который уже в статье 1903 года «взял обратно» свои прежние суждения о Врубеле.

Федор Шаляпин с веселой самоиронией рассказывал о своих первых встречах с произведениями Врубеля на Нижегородской выставке, куда привел его Мамонтов. Глядя на «Принцессу Грезу» и «Микулу», Мамонтов восклицал: «Хорошо!» Юный Шаляпин недоумевал - что же хорошего? «Наляпано, намазано, неприятно смотреть. То ли дело пейзажик, который мне утром понравился в главном зале выставки. Яблоки, как живые - укусить хочется; яблоня такая красивая - вся в цвету. На скамейке барышня сидит с кавалером, и кавалер так чудесно одет (какие брюки, непременно куплю себе такие)». Однако похвалы Мамонтова Врубелю заставляли призадумываться. «...В свободное время я стал посещать художественный отдел выставки и павильон Врубеля. Скоро я заметил, что картины, признанные жюри, надоели мне, а исключенный Врубель нравится все больше». Далее артист в своих воспоминаниях говорит: «Я думаю, что с моим наивным и примитивным вкусом в живописи, который в Нижнем Новгороде так забавлял во мне Мамонтова, я не сумел бы создать те сценические образы, которые дали мне славу». Создавая эти образы, великий певец вдохновлялся произведениями Врубеля. Когда он пел в опере Рубинштейна, публика узнавала «врубелевского» Демона. Не только в гриме Шаляпина, но и в образе, им создаваемом. Еще характерное признание - на этот раз художника. Ковальский вспоминал, что в киевской школе Мурашко им, ученикам, сначала решительно не нравилось и казалось странным рисование Врубеля «углами». Но через некоторое время «мы уже понимали, что это колоссальная сила».

Сходную эволюцию отношения к Врубелю испытала Е.И.Ге, да и многие. Всегда нужно было, чтобы прошло «некоторое время». И остается правилом и поныне: чтобы картина Врубеля раскрылась смотрящему, надо смотреть внимательно, долго и не один раз. Тогда она начинает с тобой говорить. Тогда видишь: то, что с первого взгляда кажется только субъективным приемом, на самом деле идет от глубокого постижения объективной реальности. Наконец, третья причина наступившего признания Врубеля заключалась в том, что на рубеже веков изменилось направление вкусов,- теперь русская образованная публика читала Метерлинка, Ибсена, символистов, посещала Художественный театр, видела на выставках картины Мане, Дега, Уистлера, Пюви де Шаванна, Галлен-Каллела; уже начинали собирать свои впоследствии знаменитые коллекции нового западного искусства С.Щукин и И.Морозов. Нельзя сказать, чтобы в потоке художественных новаций находилось что-то вполне аналогичное живописи Врубеля - он был слишком обособленно стоящим художником,- но на фоне новых течений становился все же более внятен и приемлем эмоциональный строй его искусства, его символика, его культ красоты и тайны. Признание, конечно, было далеко не всеобщим. Еще многие воспринимали искусство Врубеля «как беду»; еще не редкостью были глупые и грубые выпады в печати, но они были за пределами внимания серьезной публики. Среди художественной интеллигенции, особенно молодого поколения, становилось все больше страстных, до фанатизма, поклонников Врубеля, для которых каждая его работа была святыней и каждое слово - откровением.


продолжение.....



*   *   *
  "Особую красоту рисункам Врубеля придают богатые градации темного и светлого. Игра пятен различной светонасышенности создавала иллюзию красочного ковра. На рисунках с натуры, более простых по сюжету, подобный прием вытекал из созерцания реальных предметов. Врубель начинал с прокладки основных пятен - от темных к светлым. В светлых местах прикосновениями острого карандаша намечал детали и наносил штриховые арабески, которые строили форму и несли в себе неповторимое очарование врубелевского почерка. Иногда оставлял часть листа нетронутым. Тональные отношения были найдены так безошибочно, что белая бумага становилась органичной частью изображения. Изощренная техника позволила ему создать очередной шедевр «Жемчужная раковина». Это маленькое чудо искусства."

*   *   *
Мир Врубеля, www.vrubel-world.ru (C) 1856-2014. Все права защищены. Для писем: natashka (собачка) vrubel-world.ru
Создание сайта приурочено к 150-летию со дня рождения великого русского художника Михаила Врубеля
Материалы этого сайта возможно использовать с личного согласия Михаила Врубеля


Rambler's Top100