Врубель - главная      Мир Врубеля


Врубель     Биография     Шедевры     Картины     Рисунки     Исследования     Музеи     Фото     Хроно     Ссылки
Дмитриева    Коган    Скляренко    Бенуа    Островский    Маковский    Федоров    Рерих      Малолетков    


Вступление     В академии художеств     Монументалист    Великий рисовальщик    На грани безумия    Живописец от бога
Врубель-декоратор    Музыка и литература    Врубель-педагог     Врубель и художественная фотография     Стиль модерн


Ранние годы    Ученичество    Киев. Встреча с древностью    Незамеченные шедевры    Демоническое    
Поиски универсальности    Фантастический реализм    Портреты    Начало нового века    Рисунки с натуры    
Запоздалая слава    Волшебство и магия Врубеля    Тема Пророка    Предпоследнее    Некоторые итоги жизни


Монография о Врубеле. Музыка цельного человека, дальнейшее продолжение

   
   

демон
Демон, 1890

   
   

» Первая
» Вторая
» Третья
» Четверт
» Пятая
» Шестая
» Седьмая
» Восьмая
» Девятая
» Десятая
» Одиннад
» Двенадц
» Тринадц
» Четырнад
» Пятнадц
» Шестнад
» Семнадц
» Восемна
» Девятнад
» Двадцать
» Дв.первая
» Дв.вторая
» Дв.третья
» Дв.четверт
» Дв.пятая
» Дв.шестая
» Дв.седьма
» Дв.восьма
» Дв.девять
» Тридцать
» Тр.первая
» Тр.вторая
» Тр.третья
» Тр.четвер
» Тр.пятая
» Тр.шестая
» Тр.седьмая

   
  
Да, врубелевская Царевна-Лебедь скорее ведет свое происхождение от Девы-Обиды «Слова о полку Игореве», чем от героини пушкинской «Сказки о царе Салтане» или оперы Римского-Корсакова на этот сюжет. У Пушкина и Римского-Корсакова она дневная, светлая. Царевич Гвидон спас ее от злого коршуна, она становится женой Гвидона и все устраивает к общему счастью. На картине Врубеля загадочная птица с ликом девы едва ли станет женой человека, и благополучия не обещает ее томный прощальный взор, ее жест руки, предостерегающий, призывающий к молчанию. (Настроение картины тревожное: сгущаются синие сумерки, видна багряная полоса заката и какие-то недобрые красные огни вдалеке)- не такие, как в ясном городе Леденец. Царевна не приближается - она уплывает во тьму и только в последний раз обернулась, чтобы сделать свой странный знак предостережения. Необыкновенно красиво ее лицо - действительно «красота неописанная» сказочных царевен, и ее волшебно-мерцающее оперение, дымчатое, отливающее розовым, и воздушная фата, и жемчуга кокошника, и блистающие драгоценные перстни. Все даже «слишком красиво» - может быть, потому эта картина и не всем теперь нравится. Ее упрекают в театральности. Но, думается, она не более и не менее театральна, чем другие фантастические картины Врубеля: в его «волшебном театре» «Царевна-Лебедь», пожалуй, представляет кульминацию, увенчание и конец сказочной темы. Никаких прямых связей со сценической трактовкой «Царя Салтана» в картине нет, и сама царевна даже не похожа на Н.И.Забелу - совсем другое лицо, в отличие от «Морской Царевны», где портретное сходство несомненно. Н.А.Прахов находил в лице Царевны-Лебеди сходство с его сестрой, Е.А.Праховой. Вероятнее всего, Врубель придумал лик Царевны, в котором отдаленно отразились и слились черты и его жены, и дочери когда-то любимой им женщины, а может быть, и еще чьи-то. Картину «Царевна-Лебедь» особенно любил А.Блок. Фотография с нее всегда висела у него в кабинете в Шахматове. Ею навеяно большое стихотворение с подзаголовком «Врубелю». Каких-либо прямых «иллюстративных» перепевов врубелевских образов в нем нет - поэтические представления возникают ассоциативно, внушаются, будятся картиной, ее переливами и вспышками красок, ее атмосферой неясных пророчеств, прощания с былым, предчувствия нового...

Дали слепы, дни безгневны,
Сомкнуты уста. В непробудном сне царевны.
Синева пуста.

Были дни - над теремами
Пламенел закат. Нежно белыми словами
Кликал брата брат...

Видится волшебный всадник:
Белый конь, как цвет вишневый...
Блещут стремена...
На кафтан его парчовый
Пролилась весна.

Пролилась - он сгинет в тучах,
Вспыхнет за холмом...

Предчувствуются смятения:
Будут вёсны в вечной смене
И падений гнет.
Вихрь, исполненный видений,-
Голубиный лет...

Что мгновенные бессилья?
Время - легкий дым...
Мы опять расплещем крылья,
Снова отлетим!

И опять, в безумной смене
Рассекая твердь,
Встретим новый вихрь видений,
Встретим жизнь и смерть!

Это писал еще юный Блок, автор «Стихов о Прекрасной Даме» и «Нечаянной радости»; писал, стоя на распутье, прощаясь с мистическими идиллиями своей молодости. «С Врубелем я связан жизненно»,- скажет он позже.
Врубель ничего об этом не знал - не знал ни Блока, ни вообще молодую русскую поэзию; он любил Римского-Корсакова, Тургенева, Чехова, Ибсена, у него был свой «вихрь, исполненный видений», и свои прощания. «Царевной-Лебедью» он прощался с «безгневностью», бестревожностью русского эпоса - прекрасная царевна уплывала, кончалась сказка, и снова настойчиво звал Демон, тот «монументальный Демон», который был отложен на будущее. Теперь наставал его черед и начинала преследовать новая тема - Пророка. Но об этом скажем несколько позже.
Результат художественного труда часто непредсказуем и неожидан. Бывает, что художник месяцы, даже годы отдает взлелеянному замыслу, тщательно готовится, обдумывает, пишет и переписывает, но вещь так и не получается. А иногда великие произведения создаются внезапно, как бы экспромтом. «Пана» Врубель написал за два-три дня, взяв, со свойственной ему нетерпеливостью, холст с начатым портретом жены. Говорят, что толчком послужило чтение рассказа А.Франса «Святой Сатир». И свою картину художник назвал сначала «Сатир». Эллинский козлоногий бог и русский леший соединились на ней в одно лицо. Но больше в ней от лешего - и пейзаж русский, и облик Пана. Откуда этот облик, откуда взял художник эту примечательную лысую голову, круглое, бровастое, голубоглазое лицо, заросшее дикими кудрями? Обычно у героев картин Врубеля сквозит портретное сходство с кем-нибудь из знакомых ему людей, и современники без труда угадывали, кто послужил прототипом. Но «Пана», кажется, не опознали; во всяком случае, никто не позировал для него художнику и не было никаких поисков типажа. Подсмотрел ли Врубель такого старика где-то в украинском селе или он просто вообразился ему лунной ночью при виде старого замшелого пня - неизвестно. Зато зрители разных поколений находят в «Пане» сходство с кем-то, кого они встречали и кого Врубель встретить никак не мог, - доказательство того, насколько этот сказочный дед жизнен и живуч.

А вместе с тем он совершенно фантастичен, он лесная нежить, олицетворение того, что мерещится и мнится заблудившемуся ночью. Начинает шевелиться седой пень, под косматым мхом завиваются бараньи рожки, корявая рука отделяется, сжимая многоствольную свирель, и внезапно открываются круглые голубые глаза, как фосфорические светлячки. Как будто откликаясь на беззвучный зов лесного хозяина, медленно выползает из-за горизонта месяц, голубым сиянием вспыхивает поверхность речки и маленький голубой цветок. Леший - и душа, и тело этих перелесков и топкой равнины; завитки его шерсти подобны встающему полумесяцу, изгиб руки вторит изгибу кривой березки, и весь он узловатый, бурый, из земли, мха, древесной коры и корней. Колдовская пустота его глаз говорит о какой-то звериной или растительной мудрости, чуждой сознанию: это существо вполне стихийное, бесконечно далекое от той мучительной рефлексии, которая сводит судорогой могучие мускулы Демона.
«Царевна-Лебедь» иная. В ней нет безмятежности «Морской Царевны» - в сказочный мир вкрадывается тревога, вещие предчувствия. А.П.Иванов говорил об этой картине: «Не сама ли то Дева-Обида, что, по слову древней поэмы, «плещет лебедиными крылами на синем море» перед днями великих бедствий?»


продолжение.....



*   *   *

   Благодарим спонсоров нашего сайта:

   »  Запчасти для авто SPMotors.PRO: запчасти ауди - удобно, отлично, с доставкой.

  «Он во всех своих произведениях был именно классичен, если понимать под этим убедительность, основательность, внушительность художественного произведения. Все, что бы ни сделал Врубель, было классически хорошо... Чувствуешь, что здесь «все на месте», что тут ничего нельзя переделать... Есть какая-то безошибочность во всем, что он сделал». (С.Головин)

*   *   *
Мир Врубеля, www.vrubel-world.ru (C) 1856-2014. Все права защищены. Для писем: natashka (собачка) vrubel-world.ru
Создание сайта приурочено к 150-летию со дня рождения великого русского художника Михаила Врубеля
Материалы этого сайта возможно использовать с личного согласия Михаила Врубеля


Rambler's Top100