Врубель - главная      Мир Врубеля


Врубель     Биография     Шедевры     Картины     Рисунки     Исследования     Музеи     Фото     Хроно     Ссылки
Дмитриева    Коган    Скляренко    Бенуа    Островский    Маковский    Федоров    Рерих      Малолетков    


Вступление     В академии художеств     Монументалист    Великий рисовальщик    На грани безумия    Живописец от бога
Врубель-декоратор    Музыка и литература    Врубель-педагог     Врубель и художественная фотография     Стиль модерн


Ранние годы    Ученичество    Киев. Встреча с древностью    Незамеченные шедевры    Демоническое    
Поиски универсальности    Фантастический реализм    Портреты    Начало нового века    Рисунки с натуры    
Запоздалая слава    Волшебство и магия Врубеля    Тема Пророка    Предпоследнее    Некоторые итоги жизни


Монография о Врубеле. Тема Пророка

   
   

демон
Демон, 1890

   
   

» Первая
» Вторая
» Третья
» Четверт
» Пятая
» Шестая
» Седьмая
» Восьмая
» Девятая
» Десятая
» Одиннад
» Двенадц
» Тринадц
» Четырнад
» Пятнадц
» Шестнад
» Семнадц
» Восемна
» Девятнад
» Двадцат
» Дв.первая
» Дв.вторая
» Дв.третья
» Дв.четверт
» Дв.пятая
» Дв.шестая
» Дв.седьма
» Дв.восьма
» Дв.девять
» Тридцать
» Тр.первая
» Тр.вторая
» Тр.третья
» Тр.четвер
» Тр.пятая
» Тр.шестая
» Тр.седьмая

   
  
«Жемчужина» - неподдельная жемчужина творчества Врубеля. Он словно раскрыл этой картиной природный родник своих вдохновений, «рассекретил» чары своего колорита, неотделимого от тончайшей передачи формы. Эта же самая раковина видна, лежащая на столе, в автопортрете 1905 года. В этом году Врубель сделал два автопортрета - один акварелью, в интерьере своей комнаты, другой карандашом и углем - только одну голову. Голова высоко поднята, замкнутое суровое лицо. Лицо мужественного человека, собравшего все силы интеллекта и воли, - и все же во взгляде мелькает затаенный ужас предчувствия, а в «молодцеватой» осанке акварельного портрета угадывается какое-то судорожное нервное усилие. «Я увидела Михаила Александровича в декабре месяце, - записывала Е.И.Ге, - он похудел, лицо его стало острее, по-моему, он стал значительно старше на вид. В манерах он тоже стал как-то строже, стал говорить моим детям «вы». Я думаю теперь, что он очень следил за собою, постоянно помня о своей болезни, и оттого казался строже». Эта строгость-настороженность и напряженное слежение за собой действительно отразились в поздних автопортретах. Вероятно, в последние месяцы перед новым приступом заболевания Врубель отдавал себе ясный отчет в нависшей над ним беде. Но был еще полон самообладания, был по-прежнему уверенным Мастером и как бы в подтверждение тому положил рядом с собой раковину - свидетельство неугасимой зоркости и твердости руки. Много мучительно-личного в этом автопортрете. Художник работал над ним, как вспоминала его сестра, с особенной интенсивностью, однако ни за что не хотел давать его на выставку, как ни настаивал Дягилев, «считая его вещью интимного характера». Может быть, страшился, что кто-то разглядит в облике Мастера, бодрого, собранного, элегантно одетого,- того, другого, «с невидящими глазами и с детским лепетом на губах», который изнутри его подстерегал и в которого ему суждено было вскорости превратиться.

Портреты жены, «Жемчужина», автопортреты - уже этих вещей было бы достаточно, чтобы убедиться в красоте «предзакатного» периода Врубеля. Но разве не возникало у него в это время какой-либо доминирующей заветной темы, как в прошлые годы русские сказки и Демон? Такая тема была - полная высокой значительности тема Пророка, внушенная известным стихотворением Пушкина:

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился,-
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.

Впервые иллюстрацию к «Пророку» Врубель сделал еще в 1898 году - она была ему заказана для юбилейного издания сочинений Пушкина. По ней еще нельзя сказать, что сюжет этот станет так же близок художнику, как сюжет Демона. Нет подлинной оригинальности замысла ни в композиции, ни в образах. Две фигуры в полный рост стоят рядом. Пророк - достаточно традиционный библейский старец в хламиде, опирающийся на посох; полуобнаженный ангел держит в руке меч и кадильницу, другой рукой слегка касается руки старца. Рисунок по-врубелевски красив, но и только. Однако тема захватила художника - вскоре он посвятил ей большую картину, где найдена новая концепция, экстатическая и торжественная. Фигуры в рост заменены полуфигурами. Пророк (тот же бородатый старец) откинул голову назад, он ослеплен и потрясен явлением ангела, который вырастает перед ним как бы внезапно, в грозном шуме и сиянии тяжело веющих крыл. Ночной небосвод загорается красными как кровь звездами; багряные, зеленые, сиреневые лучи дробятся в крыльях серафима. У него словно из металла выкованный профиль, взор, повелевающий без слов. Есть отголоски ассирийского искусства в этом чеканном профиле, в развороте плеч - и вновь приходят на память библейские эскизы Александра Иванова.

Затем «Демон» всецело поглотил Врубеля, и тема Пророка возобновилась в его творчестве только через несколько лет, после болезни. Теперь она стала для него главной. На картине маслом 1904 года шестикрылый серафим с мечом и горящей лампадой в подъятых руках появляется один - пророка здесь нет,- и называется картина «Азраил» (ангел смерти). Как в ярком бредовом сне, возникает из зелено-синих и красно-лиловых жгучих переливов узкий, как бы змеиный лик ангела смерти, на шее длинной и прямой, как колонна, в обрамлении черных волос, с невидящими (или всевидящими?) громадными глазам. Это выражение надвигающейся, неотвратимой судьбы, лик возмездия, которое осуществит этот взнесенный меч и «угль, пылающий огнем». Сильное, грозное произведение. Затем, в дальнейших вариациях темы, снова появляется пророк, но теперь художник отходит от канонического библейского типа и придает ему сходство с собой, что вполне очевидно в рисунке «Голова пророка» и в композиции «Шестикрылый серафим» («Перстами легкими как сон моих зениц коснулся он»). В лице пророка больше нет страха, оно проникнуто благоговейным смирением, выражает одновременно и разбитость, и просветленность. И ангел стал другой - хотя по типу близок «Ангелу смерти», но смотрит кротко и сострадательно, а прикосновение его руки действительно легко, как сон. От прикосновения серафима «отверзлись вещие зеницы». Но момент просветления приходит поздно, врубелевский пророк слишком истомлен и обессилен, чтобы «глаголом жечь сердца людей». Потому с такой печалью взирает на него ангел.


продолжение.....



*   *   *

   Благодарим спонсоров нашего сайта:

   »  Запчасти на мясорубку zelmer аксессуары для мясорубок zelmer.

  «Он во всех своих произведениях был именно классичен, если понимать под этим убедительность, основательность, внушительность художественного произведения. Все, что бы ни сделал Врубель, было классически хорошо... Чувствуешь, что здесь «все на месте», что тут ничего нельзя переделать... Есть какая-то безошибочность во всем, что он сделал». (С.Головин)

*   *   *
Мир Врубеля, www.vrubel-world.ru (C) 1856-2014. Все права защищены. Для писем: natashka (собачка) vrubel-world.ru
Создание сайта приурочено к 150-летию со дня рождения великого русского художника Михаила Врубеля
Материалы этого сайта возможно использовать с личного согласия Михаила Врубеля


Rambler's Top100