Врубель - главная      Мир Врубеля


Врубель     Биография     Шедевры     Картины     Рисунки     Исследования     Музеи     Фото     Хроно     Ссылки
Дмитриева    Коган    Скляренко    Бенуа    Островский    Маковский    Федоров    Рерих      Малолетков    


Вступление     В академии художеств     Монументалист    Великий рисовальщик    На грани безумия    Живописец от бога
Врубель-декоратор    Музыка и литература    Врубель-педагог     Врубель и художественная фотография     Стиль модерн


Ранние годы    Ученичество    Киев. Встреча с древностью    Незамеченные шедевры    Демоническое    
Поиски универсальности    Фантастический реализм    Портреты    Начало нового века    Рисунки с натуры    
Запоздалая слава    Волшебство и магия Врубеля    Тема Пророка    Предпоследнее    Некоторые итоги жизни


Михаил Врубель. Небольшое исследование и анализ творчества. Часть четвертая

   
   

Царевна-лебедь
Царевна-Лебедь,
1900

   
   

» Первая
» Вторая
» Третья
» Четвертая
» Пятая
» Шестая
» Седьмая
» Восьмая

   
  
Савва Мамонтов едва ли не первым в России осмелился утверждать, что искусство не должно делиться на высокое и низкое. Задача художника, по его мнению, — обратиться к созданию бытовых вещей и превратить их в произведения искусства. И художники Абрамцевского кружка не только писали картины, но занимались архитектурой, выступали как актеры, декораторы, певцы, режиссеры, творцы керамики, мебели, мелкой пластики, воплощая утопию о жизни, осененной и преображенной искусством. В уютном, семейном кружке исподволь воплощалась идея синтеза искусств на национальной основе, Gesamptkunstwerk, создавался новый национальный стиль — вариант европейского модерна. Все эти камерные опыты были подхвачены современниками. Церковь, созданная живописцем Виктором Васнецовым, дала толчок развитию неорусского стиля в архитектуре. Постановки на домашней сцене привели к созданию Русской частной оперы СИ. Мамонтова и легли в основу реформ русского театра. Здесь же, в кружке, родилась реформа искусства оформления и иллюстрирования книги.
Врубель пленен поэзией национального духа, национальной нотой, которая слышится ему в Абрамцеве. В ней чудится ему "музыка цельного человека, не расчлененного отвлечениями упорядоченного и дифференцированного бледного Запада". Художник легко включается во все затеи абрамцевских жителей. Он поет и играет на сцене, пишет декорации для домашних спектаклей, а позже и для Русской частной оперы, чертит проект флигеля для пристройки к московскому дому Мамонтова, рисует эскизы каминов и печей для дома в Абрамцеве и в Москве. Мамонтов ставит его во главе Абрамцевской гончарной мастерской, где он работает вместе с мастером Петром Кузмичом Ваулиным.
Глубокое постижение керамики как материала, обладающего своими собственными художественными возможностями, приводит его к ряду открытий, имеющих выдающееся значение. По словам известного специалиста в области декоративно-прикладного искусства Александра Салтыкова, Врубель "создал культуру сказочной восстановительной майолики в скульптуре и культуру монументальной керамической живописи в архитектуре". Глина, обогащенная окисями металлов, при обжиге уподоблялась драгоценному камню блеском и переливами, глубиной и прозрачностью цвета — в этом суть открытия Врубеля. Фантастическая игра лилового и фисташкового цвета, сияние золота усложняют пластику скульптуры, наделяют ее собственной таинственной жизнью в духе символизма. Таковы два майоликовых цикла работ — "Снегурочка" и "Садко".
Вслед за Виктором Васнецовым Врубель избирает темами своих произведений русские сказки ("Царевна-Лебедь", "Пан"). Он не боится сравнения с художником, первым в России обратившимся к фольклору. Врубель соревнуется с Васнецовым и одерживает победу. Следуя передвижническому реализму, Васнецов пытается совместить несовместимое — почти натуралистическую конкретность и фантастичность. Врубель же создает подлинно фантастический мир, странный, зыбкий, подверженный таинственным метаморфозам.
Источник врубелевской сказочности — не столько литературный фольклор или старинное народное декоративное творчество, как у Виктора Васнецова, сколько музыка, музыкальный театр. Врубель получил хорошее музыкальное образование в семье — его мачеха была отличной пианисткой. Любовь к музыке владеет им с детства, а в юности принимает характер страсти. Всякое посещение оперы становится глубоким переживанием. Оно обсуждается с близкими в письмах, приобретает значение важного жизненного события.
После встречи с Надеждой Ивановной Забелой, в 1896 году ставшей его женой, музыкальный театр становится доминантой творчества художника. Забела была певицей Русской частной оперы СИ. Мамонтова. Здесь в полной мере раскрылся ее талант. Она нашла роли, соответствующие ее природным данным. В ее голосе (лирическое колоратурное сопрано) и внешности было нечто таинственное и странное, соответствующее сказочным или фантастическим персонажам. По словам Михаила Гнесина, голос у нее был "ни с чем не сравнимый, ровный-ровный, легкий, нежно-свирельный и полный красок или, точнее, сменяющихся переливов одной какой-то краски, предельно выразительный, хотя и совершенно спокойно льющийся. Казалось, сама природа, как северный пастушок, играет или поет на этом одушевленном музыкальном инструменте... И какой облик! Возможно ли было, раз увидев это существо, не обольститься им на всю жизнь! Эти широко расставленные глаза, пленительно-женственная, зазывно-недоуменная улыбка, тонкое и гибкое тело и прекрасные длинные руки". Врубель услышал ее на репетиции и был пленен на всю жизнь. Она вдохновила его на создание многих сказочных и портретных образов в живописи, графике, майолике.
Столь же поражен был своеобразием и одухотворенностью дарования Забелы композитор Николай Римский-Корсаков. Она первая нашла соответствующий его музыке стиль исполнения и сценический облик. После встречи с Забелой в 1897 году женские партии в своих операх он писал, ориентируясь на своеобразие ее вокальных данных, ее пения, отличавшегося искренностью и задушевностью. Врубель глубоко проникся музыкой Римского-Корсакова, присутствуя на всех репетициях и выступлениях жены. Он писал Римскому-Корсакову: "Я благодаря Вашему доброму влиянию решил посвятить себя исключительно русскому сказочному роду".
"Царевна-Лебедь", по сути, сценический портрет Забелы. Этот вид театрализованного портрета был популярен у многих русских художников-символистов, достаточно вспомнить Константина Сомова, Александра Головина. Врубель пишет жену на фоне собственных декораций к "Сказке о царе Салтане", в костюме, сочиненном им для спектакля. Но сценическая условность преображена мощным натиском врубелевской кисти, претворена в сказочную. На глазах зрителя совершается чудо превращения морского прибоя в крылья Царевны-Лебедь, уподобленные также ее драгоценным одеждам. Неверный свет заката трансформирует реальность, делает ее зыбкой и многозначной. Такого рода поэтика намеков и ассоциаций, характерная для символизма, присуща многим работам Врубеля. Перламутровый колорит картины словно порожден музыкой. Врубель обладал даром синестезии — умением видеть музыку в цвете. "Я могу без конца слышать оркестр, в особенности море. Я каждый раз нахожу в нем новую прелесть, вижу какие-то фантастические тона", — говорил Врубель об опере Римского-Корсакова "Садко".
Зыбкий и нежный, таинственный и волнующий образ Царевны хранит в себе лиричность и задушевность пения Забелы.


Исследования, 5


Страницы творчества:     первая     вторая     третья     четвертая     пятая     шестая     седьмая




*   *   *
  "В его рисунках, даже беглых и набросочных, никогда нет вялой приблизительности: рисовальная техника Врубеля отточена, как острый стилет. Чаще всего он передает форму сетью прерывистых штрихов, ломких, пересекающихся. Из их паутины возникают орнаментальные эффекты, рисунок может напомнить прихотливые узоры ледяных игл. Если же присмотримся внимательно, увидим, что ни один штрих не положен случайно или только «для красоты» - он обрисовывает план формы, характеризует фактуру. Помятые куртки и пиджаки на мужских портретах - что может быть прозаичнее? - а, оказывается, расположение складок с чередованием теней и света обладает сложным ритмом, обнаруженным посредством рисунка. Или вот сплошная пелена снега, оживляемая только узкой проталинкой и чернеющими вдали голыми ветками. Как передать графически этот простой мотив, казалось бы, небогатый оттенками? На рисунке, если глядеть вблизи, видны прихотливые комбинации отрывистых прямых черточек без единой кривой или круглящейся линии - почти фантастический узор. Но на расстоянии штрихи скрадываются, и перед нами не плоское белое пространство, а явственно ощутимая фактура снега, рыхлого, местами подтаявшего."

*   *   *
Мир Врубеля, www.vrubel-world.ru (C) 1856-2014. Все права защищены. Для писем: natashka (собачка) vrubel-world.ru
Создание сайта приурочено к 150-летию со дня рождения великого русского художника Михаила Врубеля
Материалы этого сайта возможно использовать с личного согласия Михаила Врубеля


Rambler's Top100