Врубель - главная      Мир Врубеля


Врубель     Биография     Шедевры     Картины     Рисунки     Исследования     Музеи     Фото     Хроно     Ссылки
Дмитриева    Коган    Скляренко    Бенуа    Островский    Маковский    Федоров    Рерих      Малолетков    


Вступление     В академии художеств     Монументалист    Великий рисовальщик    На грани безумия    Живописец от бога
Врубель-декоратор    Музыка и литература    Врубель-педагог     Врубель и художественная фотография     Стиль модерн


Ранние годы    Ученичество    Киев. Встреча с древностью    Незамеченные шедевры    Демоническое    
Поиски универсальности    Фантастический реализм    Портреты    Начало нового века    Рисунки с натуры    
Запоздалая слава    Волшебство и магия Врубеля    Тема Пророка    Предпоследнее    Некоторые итоги жизни


Природа и человек в творчестве Врубеля. Статья Алексея Фёдорова-Давыдова

   
   

Демон
Демон, 1890


Гадалка
Гадалка, 1895

   
   

» Первая
» Вторая
» Третья
» Четвертая
» Пятая
» Шестая
» Седьмая
» Восьмая
» Девятая
» Десятая
» Одиннадцатая
» Двенадцатая
» Тринадцатая
» Четырнадцатая
» Пятнадцатая
» Шестнадцатая
» Семнадцатая
» Восемнадцатая
» Девятнадцатая
» Двадцатая
» Двад.первая
» Двад.вторая

   
  
Как одиноко возвышается заброшенная «церковь на крутой вершине», противопоставленная, как и кресты кладбища, грандиозной мощи, какой-то «космичности» горного пейзажа с его снежной вершиной Казбека и покрытыми также снегом острыми уступами скал («Монастырь на Казбеке», Картинная галерея Армении, Ереван). Стоит только сравнить суровую мощь и выразительность этой иллюстрации и ее подлинно романтическое могучее дыхание с поверхностной и сентиментальной романтикой иллюстрации А.М.Васнецова, изображающей «монастырь уединенный», куда отвезли Тамару после смерти ее жениха, чтобы стала ясна вся мощь и напряженность врубелевской фантазии, как и то, что для него был гораздо более подходящим сюжет гиблого места, чем цветущего монастыря, и он недаром выбрал именно этот сюжет.
Если в картине «Демон (сидящий)» пейзаж соединялся с фигурой на основе внутреннего контраста, то в иллюстрациях к поэме Лермонтова он соответствует в своем суровом величии и грандиозности трагичности сюжета и силе характеров не только Демона, но и Тамары. Дикость пейзажа является здесь естественным окружением их действий и переживаний.
В иллюстрации «Несется конь быстрее лани» (Государственная Третьяковская галерея) стремительному скоку коня отвечает динамичность как бы отлетающего назад пейзажа горной дороги. Светлые мазки, передающие это движение, как и камни на дороге, сочетаются со световыми бликами на крупе коня и в особенности со столь выразительной разделкой белилами, положенными сверх черной акварели, одежды всадника и сбруи. Эти мерцающие серебром, как в кавказских чеканных изделиях, мелкие мазки-блики придают особую выразительность и драматизм паническому скоку коня с мертвым всадником. Кажется, слышишь и стук копыт о камни и бряцание сбруи. Так, по сути дела, декоративный прием, идущий, возможно, от прикладного искусства, приобретает эмоциональную выразительность и одновременно служит средством передачи «местного колорита», подобно такой же декоративной трактовке костюмов и восточных ковров в иллюстрациях «Пляска Тамары» и «Тамара и Демон» (обе в ГТГ). Так же органично связана «граненость» расчлененных на плоскости гор с трактовкой волос в упомянутой заставке «Голова Демона».
В большинстве иллюстраций, где действие происходит в пейзаже, он дан скупо и как фон, но фон одинаково выразительный и в условности своего рода театрального задника в «Пляске Тамары» и в реальности дороги иллюстрации «Несется конь быстрее лани». Более развитым, но тоже, в сущности, фоном является он в обоих мало удавшихся решениях сюжета «Демон у стен монастыря» (Государственная Третьяковская галерея и Ивановский художественный музей). Здесь не получилось того противопоставления тоски духа равнодушию прекрасной природы, которое составляет основу и всех вариантов полета Демона и картины «Демон (сидящий)». Зато сколь же выразителен в своей скупости и лаконизме пейзажный фон в иллюстрациях к роману «Герой нашего времени» Лермонтова. В сцене дуэли Печорина с Грушницким (Государственная Третьяковская галерея) уступ на краю обрыва превосходно передает не только место действия, но и самый смысл слов «Когда дым рассеялся, Грушницкого на площадке не было». Громада горы на фоне придает возвышенный драматизм сцене, которая без того казалась бы жанровой. А как замечательно скупыми средствами передана южная ночь в сцене попытки Азамата похитить лошадь Казбича (собрание Д.П.Добычина, Ленинград). Лирическое спокойствие пейзажа подчеркивает напряжение страстей действующих лиц. В горизонтализме своих линий пейзаж усиливает по контрасту динамику фигур - и отброшенного к забору Азамата, и кажущегося внешне спокойным, но полного внутреннего напряжения Казбича, и тревогу лошади с ее длинной изогнутой шеей. Наряду с доработкой черной акварели белильными мелкими, как бы «мерцающими», подобно световым бликам, мазками Врубель в иллюстрациях к Лермонтову применяет и дорисовку пером тушью в виде прерывистых, как бы пунктирных черточек или столь высмеивавшихся в свое время критикой «червячков». Близкие приему пуантели, они, однако, не растворяют форму в пространстве, а способствуют выявлению ее объемности, как, например, в иллюстрации к поэме Лермонтова «Измаил-бей», изображающей прощание Зары с Измаилом (Государственная Третьяковская галерея). Вместе с тем и пунктирные черточки и «червячки» являются все той же «декоративизацией» иллюстраций, придавая им черты сходства то ли с изделиями из серебра, то ли с драгоценными старыми миниатюрами с их переливчатостью эмалевых цветов. Недаром «пунктирная» линия найдет позднее такое применение в декоративных панно Врубеля.
Образ Демона, возникший в творчестве Врубеля как выражение тоски и томления вечно ищущего и не находящего себе ответа духа, полного сомнений и разочарования, обрел как бы завершение в картине 1890 года. Уже в иллюстрациях к поэме Лермонтова он драматизируется. Постепенно в дальнейшем идет процесс все усиливающегося выражения не только неудовлетворенности Демона земной действительностью, но и протеста против нее, ее отрицания. В этом постепенном переходе разочарованности в протест, лиричности, еще присущей образу «Демона (сидящего)», в трагичность образа «Демона поверженного» своеобразно преломлялись общественный протест, настроения предреволюционного подъема. Сам Врубель противопоставлял бунтарство Демона толстовскому христианскому примирению. Это бунтарское начало в сложной и противоречивой природе толстовской проповеди было непонятно Врубелю. Его бунтарство, выражая тоже общественное брожение и протестующую струю в духе «эпохи», носило индивидуалистический характер. Отсюда не только творческое одиночество Врубеля, но и столь сильное воздействие на него символизма и модерна. Индивидуализм образа приводил к его неопределенности и неясности для самого художника. Она была еще и во времена иллюстрирования поэмы Лермонтова. Вот почему наряду со скорбным, но прекрасным и благородным образом Демона в заставке, где изображена его голова на фоне Казбека (Музей русского искусства, Киев), мы видим другой эскиз, с образом злобным, мрачным и, очевидно, испугавшим заказчиков (Государственная Третьяковская галерея). Он, однако, кажется более близким в своей сложности к образу лермонтовской поэмы. Оба они отличны от образа картины 1890 года.


продолжение




*   *   *
  "Изумительная обрисованность, кристаллообразность его техники... Какой другой художник, совершенно отвергая помощь стушевки и приблизительности, каждый тон, каждый чуть заметный нюанс ограничивал тончайшими, чуть заметными, но все же определенными контурами?» «У Врубеля, прежде всего, поражает совершенно особенное понимание формы предметов поверхности, их ограничивающие, изобилуя резкими изломами, образуют дробное сочетание сходящихся под двугранными углами плоскостей; их контуры представляют собой ломаные линии, прямые или близкие к прямым, и весь воспроизводимый образ носит странное сходство с грудой сросшихся друг с другом кристаллов».

*   *   *
Мир Врубеля, www.vrubel-world.ru (C) 1856-2014. Все права защищены. Для писем: natashka (собачка) vrubel-world.ru
Создание сайта приурочено к 150-летию со дня рождения великого русского художника Михаила Врубеля
Материалы этого сайта возможно использовать с личного согласия Михаила Врубеля


Rambler's Top100