Врубель - главная      Мир Врубеля


Врубель     Биография     Шедевры     Картины     Рисунки     Исследования     Музеи     Фото     Хроно     Ссылки
Дмитриева    Коган    Скляренко    Бенуа    Островский    Маковский    Федоров    Рерих      Малолетков    


Вступление     В академии художеств     Монументалист    Великий рисовальщик    На грани безумия    Живописец от бога
Врубель-декоратор    Музыка и литература    Врубель-педагог     Врубель и художественная фотография     Стиль модерн


Ранние годы    Ученичество    Киев. Встреча с древностью    Незамеченные шедевры    Демоническое    
Поиски универсальности    Фантастический реализм    Портреты    Начало нового века    Рисунки с натуры    
Запоздалая слава    Волшебство и магия Врубеля    Тема Пророка    Предпоследнее    Некоторые итоги жизни


Природа и человек в творчестве Врубеля. Статья Алексея Фёдорова-Давыдова

   
   

Демон
Демон, 1890


Гадалка
Гадалка, 1895

   
   

» Первая
» Вторая
» Третья
» Четвертая
» Пятая
» Шестая
» Седьмая
» Восьмая
» Девятая
» Десятая
» Одиннадцатая
» Двенадцатая
» Тринадцатая
» Четырнадцатая
» Пятнадцатая
» Шестнадцатая
» Семнадцатая
» Восемнадцатая
» Девятнадцатая
» Двадцатая
» Двад.первая
» Двад.вторая

   
  
В дальнейшем эта неясность и неопределенность образа Демона в сознании художника все более возрастает. Это приводит не только к различным вариантам, но, наконец, и к бесконечным переделкам уже в самом последнем варианте - «Демоне поверженном» (1902) . Характерно, что ему предшествовала попытка создать могучую и властную фигуру огромного Демона, пролетающего «над вершинами Кавказа», в неоконченной картине (1899, Государственный Русский музей). В ней замечательны и фигура и огромные просторы виднеющегося под нею горного пейзажа. Он написан в сероватых тонах с белым цветом снежных вершин и колористически гармонирует с коричневыми тонами фигуры, ее отлетающей одежды и фиолетовым цветом крыла. Но, несмотря на огромный вложенный в картину труд, явно дававший превосходные живописные результаты, Врубель оставил работу над нею.
Попытка вернуться к образу времени иллюстрирования поэмы Лермонтова оказалась внутренне невозможной для художника. Полет Демона постепенно в ряде вариантов все более превращался в падение. В этом выражалось нечто большее и более объективное, чем только личная трагедия художника в его столкновениях с буржуазным обществом, не понимавшим его высоких стремлений и замечательного таланта. Сам Врубель не мог не чувствовать бесплодности протеста и бунтарства своего Демона и потому со всей свойственной ему бескомпромиссной честностью пришел от образа Демона бунтующего к образу Демона поверженного. В личном же плане для Врубеля трагедия состояла в том, что в своей духовности его Демон отрицал ту самую красоту вещественного внешнего мира, в которую был влюблен Врубель-художник и которую он стремился утвердить в своем творчестве. Трагедия Врубеля была трагедией невозможности совместить в распадающемся буржуазном мире красоту и правду.
Все возраставшая внутренняя неясность и духовная надломленность образа Демона приводили и к внешней изломанности и условности форм. Они проявились также в разорванности пейзажа и общей композиции картины. Поверженный, падший с неба на острые вершины гор Демон оказался среди хаотичного, но одновременно и прекрасного в своем живописно-декоративном решении пейзажа. Врубель, как мы это увидим далее при рассмотрении таких произведений, как «Микула Селянинович» и в особенности «Богатырь», уже давно стремился сливать фигуру с пейзажем. Это сказалось в «Демоне поверженном». Если в более ранних работах на эту тему фигура Демона композиционно противопоставлялась пейзажу или пейзаж был для нее окружением, средой, то теперь фигура целиком погружена в фантастический пейзаж. Кажется, что могучие крылья Демона при падении разрезали своими острыми краями вечные снега гор, и они рисуются сейчас какими-то неопределенными большими голубыми массами справа. Золото крыльев Демона, писанных бронзой, перекликается с такими же бронзовыми павлиньими перьями, на которых лежит фигура и которые сами сливаются с горами. Серо-синеватое тело Демона очень красиво сочетается и с этой бронзой и с фиолетовыми и розовыми горами. Отдельные блики розовых мазков около гор справа согласуются с розовыми мазками в изображении чего-то вроде короны или диадемы на голове. В «Летящем Демоне» 1899 года его обнаженное тело трактовалось мягким, отчего контрастировало с острой каменистостью горных вершин внизу и жесткостью ломаных «готических» складок отлетающей одежды. Тело Демона было как бы заключено между двумя жестко трактованными формами - гор и одежды. Теперь, напротив, тело Демона кажется таким же твердым, как и скалы, а острота тонких пальцев сцепленных над головой рук в своей «гранености» подобна формам горного пейзажа.
Любопытно и то, что переход от гордого, могучего образа Демона к образу разбитого, поверженного и печального сопровождался усилением красоты окружения и красочного богатства живописи. «Летящий Демон» написан в сдержанной гамме коричневато-серых тонов с добавлением голубых. Просматривая же акварельный эскиз «Демона поверженного» (1901, Государственный музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина), сохранившееся фото с первоначального вида картины и, наконец, саму картину в окончательном состоянии, мы видим, что, по мере того как Демон все более падал на острые вершины (в акварельном эскизе он еще летит над рекою, хотя и очень низко, так что дальние горы изображены выше него) и, следовательно, сливался с пейзажем, тем все более расцвечивался небывалой красотой и сам пейзаж и оперение Демона. Так скорбь и страдание души облекались в царственное великолепие вещественности. Е.И.Ге вспоминала, что В.М.Васнецов писал Врубелю по поводу этой картины и очень верно выразился, что его «Демон» «так трагически разбит. При этом краски истинно сказочные. Пейзаж удивительно красив и мрачен».
Еще точнее передал впечатление от картины В.Д.Поленов, писавший Врубелю: «Вчера я не успел Вам выразить моего восхищения по поводу изумительной красоты, сочетания тонов в Вашей последней картине: при этом грандиозность общей концепции, и этой страшно трагической, разбитой фигуры, павшего существа, прямо захватывает».
Демон как образ бунтаря, Демон в своей силе и могуществе протестующего и во всем сомневающегося духа противостоял и образно и композиционно природе, которую он «презирал иль ненавидел». Это было, если так можно сказать, символическим выражением контраста духовного и материального, земного. Утрачивая силу и мощь своего духа, все более проникаясь вместо протеста сомнением, Демон как бы своеобразно связывался с природой и даже растворялся в ней. Но если врубелевский Демон становился более земным, то врубелевская природа приобретала все большую одухотворенность. Падение Демона, таким образом, вряд ли можно трактовать только как победу земного над духовным. В своем крушении Демон словно сообщает природе нечто от своей духовности. В картине выступает сложность и противоречивость его понимания взаимоотношений духовно-человеческого и природно-земного.


продолжение




*   *   *
  «Он во всех своих произведениях был именно классичен, если понимать под этим убедительность, основательность, внушительность художественного произведения. Все, что бы ни сделал Врубель, было классически хорошо... Чувствуешь, что здесь «все на месте», что тут ничего нельзя переделать... Есть какая-то безошибочность во всем, что он сделал». (С.Головин)

*   *   *
Мир Врубеля, www.vrubel-world.ru (C) 1856-2014. Все права защищены. Для писем: natashka (собачка) vrubel-world.ru
Создание сайта приурочено к 150-летию со дня рождения великого русского художника Михаила Врубеля
Материалы этого сайта возможно использовать с личного согласия Михаила Врубеля


Rambler's Top100