Врубель - главная      Мир Врубеля


Врубель     Биография     Шедевры     Картины     Рисунки     Исследования     Музеи     Фото     Хроно     Ссылки
Дмитриева    Коган    Скляренко    Бенуа    Островский    Маковский    Федоров    Рерих      Малолетков    


Вступление     В академии художеств     Монументалист    Великий рисовальщик    На грани безумия    Живописец от бога
Врубель-декоратор    Музыка и литература    Врубель-педагог     Врубель и художественная фотография     Стиль модерн


Ранние годы    Ученичество    Киев. Встреча с древностью    Незамеченные шедевры    Демоническое    
Поиски универсальности    Фантастический реализм    Портреты    Начало нового века    Рисунки с натуры    
Запоздалая слава    Волшебство и магия Врубеля    Тема Пророка    Предпоследнее    Некоторые итоги жизни


Природа и человек в творчестве Врубеля. Статья Алексея Фёдорова-Давыдова

   
   

Демон
Демон, 1890


Гадалка
Гадалка, 1895

   
   

» Первая
» Вторая
» Третья
» Четвертая
» Пятая
» Шестая
» Седьмая
» Восьмая
» Девятая
» Десятая
» Одиннадцатая
» Двенадцатая
» Тринадцатая
» Четырнадцатая
» Пятнадцатая
» Шестнадцатая
» Семнадцатая
» Восемнадцатая
» Девятнадцатая
» Двадцатая
» Двад.первая
» Двад.вторая

   
  
Интересно родство декорации и панно в творчестве Врубеля. Действительно, например, эскиз «Сумерки. Римский мотив» (1891-1892, Государственная Третьяковская галерея), предназначавшийся для занавеса, можно бы было использовать и для панно, а пожалуй, и для картины. Взятый в этом смысле, он вдруг начинает напоминать соответствующие жанры Г.И.Семирадского («Летние сумерки в Помпее») или И.Ф.Селезнева («В Помпее»). Представителей этого позднего академического «антикизирующего» жанра Врубель, несомненно, хорошо знал, а картину Селезнева мог даже видеть на выставке в Киеве в 1888 году. Такое сопоставление поверхностных, эклектических поздних академистов с Врубелем на первый взгляд кажется не только странным, но чуть ли не кощунственным. Но речь здесь идет не о сопоставлении или сравнении. Разумеется, произведения Врубеля бесконечно искренней, содержательней и выше в чисто художественном отношении. Речь идет о том, что в подобных работах, в которых на фоне преображенного итальянского пейзажа мы видим античные персонажи - а таков еще и эскиз занавеса, именуемый «Италия (сцена из античной жизни)» (1891, Государственная Третьяковская галерея), - несомненно сказывалось воздействие на Врубеля академических традиций. Следует припомнить, как искренне и поэтично трактовал Врубель еще в бытность свою учеником Академии традиционные сюжеты. То, что для других было скучной казенщиной, далекой от жизни, то для него в работе над классическими темами («Античный мотив», 1881-1882, Государственный Русский музей; замечательная акварель «Пирующие римляне», 1883, Государственный Русский музей) являлось поэтическим и вдохновляющим. То, что давно стало академической рутиной, Врубель силой своего гения пытался воскресить, ища здесь традиции «величавого искусства». Это вполне соответствовало его усвоению в рисунке и акварели классицистической основы чистяковской манеры и приданию ей новой жизни. Как трансформирует Врубель традиционные академические приемы, сообщая им новое декоративное звучание, так же стремится он в духе своего поэтического символизма перетолковать старые антикизирующие сюжеты. Творческая переработка художником античной тематики получает свое завершение в декоративных панно «Суд Париса», где собственно классицистические моменты отступают на дальний план сравнительно с фантастичностью. Эскиз маслом «Сумерки. Римский мотив», написанный в приглушенной цветовой гамме, в общем не очень удался Врубелю. Лишь в мерцании и переливах цветов одежд персонажей чувствуется высокое врубелевское мастерство.
Зато со всем блеском оно выступает в замечательном акварельном эскизе занавеса «Италия (сцена из античной жизни)». Как драгоценные камни, переливаются здесь в «транености» мелкими мазками одежды и певицы с лирой и слушающих ее людей. В них античное как-то странно перекликается с древневосточным, вернее, с каким-то совершенно фантастическим Востоком. И тут вспоминаешь одновременную замечательную акварельную иллюстрацию Врубеля к стихотворению М.Ю.Лермонтова «Еврейская мелодия (из Байрона)» (1890-1891, собрание семьи С.В.Герасимова, Москва), в которой изображена странная сказочная фигура восточного владыки, слушающего певца. Поистине удивительно это использование родственных мотивов для столь разных видов изобразительного искусства, как книжная иллюстрация и театральный занавес. Но их роднят декоративность и музыкальное начало, в обоих случаях даже прямо сюжетно выраженное. Так раскрывается для нас литературная опосредованность образов Врубеля и то, что в их истолковании он использует декоративные решения и приемы.
Через все творчество Врубеля проходит трагически величавая и глубоко противоречиво трактуемая тема Демона, начиная с картины «Демон» (не сохранилась), написанной еще в 1885 году, в первом периоде творчества, и кончая последним большим полотном «Демон поверженный» (1902, Государственная Третьяковская галерея). В решении этой так глубоко волновавшей Врубеля всю жизнь темы, в которой он выражал свои самые сокровенные мысли и чувства, темы, которая в своем бунтарском и тревожном характере была столь современной, ярко проявилась опосредованность мышления и творчества художника. Свои идеи он выражает, используя уже существующие художественные образы. Для «Демона» это были преимущественно образы Лермонтова, разумеется, сильно измененные соответственно другой эпохе и иному характеру врубелевского творчества. Наряду с этим можно отметить и обращение Врубеля к музыке и театру, то, какое впечатление на него произвела опера А.Г.Рубинштейна «Демон», когда он видел ее в Киеве в 1886-1887 годах, и позднее, когда он сам писал для нее декорации, от которых до нас дошел один небольшой эскиз (Государственный центральный театральный музей имени А.А.Бахрушина). Но еще более важно и интересно обращение Врубеля при воплощении этой темы ко всем, в сущности, видам изобразительного искусства и тесное переплетение их между собою. Так, начав писать в Киеве картину на тему «Демон», он одновременно пытается решать ее и в скульптуре, не только вылепив голову Демона, но даже задумывая статуэтку как проект памятника Лермонтову. Статуэтка, кажется, сделана не была, а самую лепку «гигантского бюста» Врубель обосновывал формальными задачами, считая, что это поможет его живописи. Но этой причины уже не было, когда он в Москве в 1890 году одновременно с работой над иллюстрациями к Лермонтову не только пишет картину «Демон (сидящий)» (Государственная Третьяковская галерея), но и снова лепит голову Демона. Н.А.Прахов свидетельствовал, что картина возникла из эскиза для каминного экрана в Абрамцеве и что даже был нарисован орнамент из сильно стилизованных тюльпанов для рамы этого панно, который Прахов выполнил выжиганием по дереву. Возможно, что этот рисунок стилизованных цветов был связан с цветами в картине, кажущимися в своей «гранености» словно сделанными из каких-то разноцветных камней. В Третьяковской галерее есть контурный рисунок очень плоскостно стилизованных цветов, по которому можно было и делать орнамент для выжигания и писать фантастические цветы в картине «Демон». При воплощении темы в станковой и декоративной живописи, в иллюстрации и в скульптуре Врубель исходит не только из, так сказать, общего отвлеченного образа Демона, но и из решения его в театре и в литературе. Все это наводит на мысль, что художественная опосредованность сюжетов и тем врубелевского творчества была проявлением тенденции к синтезу искусств. Объединяющим началом здесь была монументальная декоративность. Такая разносторонность, такой универсализм были возможны лишь в силу того, что для Врубеля было важнее то, что объединяло разные виды изобразительного искусства, нежели их узко понятая специфика. Как всякий настоящий художник, он считался, конечно, каждый раз с конкретной задачей, которую надо было решить практически, иллюстрируя книгу или делая майоликовый камин, создавая театральную декорацию или картину. Но в монументально-декоративном характере его творчества, объединявшем самые различные по видам работы, ведущим было именно монументальное начало. Оно вытекало из глубины переживания и силы образов, из высокого представления об искусстве.


продолжение




*   *   *
  «Он во всех своих произведениях был именно классичен, если понимать под этим убедительность, основательность, внушительность художественного произведения. Все, что бы ни сделал Врубель, было классически хорошо... Чувствуешь, что здесь «все на месте», что тут ничего нельзя переделать... Есть какая-то безошибочность во всем, что он сделал». (С.Головин)

*   *   *
Мир Врубеля, www.vrubel-world.ru (C) 1856-2014. Все права защищены. Для писем: natashka (собачка) vrubel-world.ru
Создание сайта приурочено к 150-летию со дня рождения великого русского художника Михаила Врубеля
Материалы этого сайта возможно использовать с личного согласия Михаила Врубеля


Rambler's Top100