Врубель - главная      Мир Врубеля


Врубель     Биография     Шедевры     Картины     Рисунки     Исследования     Музеи     Фото     Хроно     Ссылки
Дмитриева    Коган    Скляренко    Бенуа    Островский    Маковский    Федоров    Рерих      Малолетков    


Вступление     В академии художеств     Монументалист    Великий рисовальщик    На грани безумия    Живописец от бога
Врубель-декоратор    Музыка и литература    Врубель-педагог     Врубель и художественная фотография     Стиль модерн


Ранние годы    Ученичество    Киев. Встреча с древностью    Незамеченные шедевры    Демоническое    
Поиски универсальности    Фантастический реализм    Портреты    Начало нового века    Рисунки с натуры    
Запоздалая слава    Волшебство и магия Врубеля    Тема Пророка    Предпоследнее    Некоторые итоги жизни


Врубель. Биография и творческая судьба. Странные пересечения.

  
   

» Первая
» Вторая
» Третья
» Четвертая
» Пятая
» Шестая
» Седьмая
» Восьмая
» Девятая
» Десятая
» Одиннадцатая
» Двенадцатая
» Тринадцатая
» Четырнадцатая
» Пятнадцатая
» Шестнадцатая

   
   

Сирень
Сирень. 1900

   
   
Его парадоксальность можно почувствовать, сопоставляя, например, его высказывания об искусстве. Он высоко оценивал свой портрет Саввы Мамонтова и, увидев его через несколько лет после написания в мамонтовской коллекции, писал жене, сопоставляя его с висевшими рядом портретами Серова, что Серов 'берет верный тон, верный рисунок; но ни в том, ни в другом нет натиска (Aufschwung), восторга'. Отсюда вроде бы следует заключить, что, по мнению Врубеля, произведение искусства творится по вдохновению, в каком-то восторженном, эйфорическом подъеме духа. Но вот что писал Врубель еще во времена пребывания в Академии: 'Вдохновение – порыв страстный неопределенных желаний - есть душевное состояние, доступное всем, особенно в молодые годы; у артиста оно, правда, специализируется, направляясь на желание что-нибудь воссоздать, но все-таки остается только формой, выполнять которую приходится не дрожащими руками истерика, а спокойными ремесленника. (Пар двигает локомотив, но не будь строго рассчитанного сложного механизма, не доставай даже в нем какого-нибудь дрянного винтика, и пар разлетелся бы, растаял в воздухе, и нет огромной силы, как не бывало.)'
Итак, искусство творится 'не дрожащими руками истерика, а холодными ремесленника'. То есть еще в те самые 'молодые годы', когда начинающие артисты особенно склонны доверяться 'порывам вдохновенья', Врубель отчетливо разделял одержимость, восторг и холод мастерства. Эти дефиниции находятся как будто бы в разительном противоречии.

Вообще замечания Врубеля об искусстве, рассыпанные в его письмах и оставленные мемуаристами, складываются в интереснейший и стройный комплекс суждений в чрезвычайно емких, глубоких, отточенных формулировках, что делает его эпистолярное наследие одним из самых замечательных памятников в литературе подобного рода. Например, Врубель дал интереснейший поворот давнему тезису о подражании природе. Он говорил, что в основе всякой красоты - 'форма, которая создана природой вовек. Она - носительница души, которая тебе одному откроется и расскажет тебе твою'. Это значит, что не я толкую природу, а природа растолковывает, объясняет мне - меня. Тем самым природа персонализируется, превращается в одушевленного собеседника. Врубель, в сущности, возвратился к романтическому пониманию мимезиса (то есть подражательной способности в искусстве). В романтизме преимущество отдавалось не природе произведенной, мыслимой как вещь или сумма вещей, а природе производящей, мыслимой как деятельность. Если то, что люди называют искусством, есть подражание природе, то это подражание искусности природы - не произведенным вещам, а дару, мастерству производительности и изобретательности. Иначе говоря, природа - учитель и наставник в деле мастерства, а искусство - сотворчество наравне с природой. Это очень давнее представление, свойственное романтикам, воскрешавшим, в свою очередь, средневековые представления о творящей природе, которая есть не только сумма вещей, предметов и событий, но и постоянно действующий субъект. И художник подражает не срисовыванием отдельных предметов, вещей или событий, происходящих перед ним, а самому продуцированию, образу действий творящей природы. Проще сказать, художник относится к природе как к умудренному возрастом и опытом коллеге и партнеру, у которого учится творить.

'Декоративно все и только декоративно'. Таков, по Врубелю, принцип природного формотворчества в сцепленности всего со всем - принцип, одновременно выражающий его творческое кредо. Замечателен в этой связи эпизод, относящийся к 1904 году, к моменту нового (после киевских этюдов) 'возвращения к натуре', к прямым натурным штудиям, когда создавалась Жемчужина и поразительные этюды к ней. Идучи через Неву, Врубель, указав на сложенные квадраты добытых с Невы льдин, в которых преломлялось солнце, сказал своему спутнику, молодому художнику Василию Милиоти: 'Вот смотрите, Василий Дмитриевич, все здесь, человек ничего не придумает, чего бы не было в природе. Берите все оттуда'. Передававший этот эпизод Милиоти прибавлял, что в этих словах - символ веры Врубеля-художника. Имелось в виду, конечно, вовсе не то, что отсюда можно научиться, как нарисовать квадрат льда; говорилось об игре, сверкании преломленных лучей - не о предмете, а о колористической феерии, эффекте действия на глаз, то есть о мастерстве 'иллюзионировать душу', в котором художник, подражая, соревнуется с природой.
'Декоративно все и только декоративно'. В кружевной пене на поверхности волн, игре преломленных лучей в прозрачных льдинах, переплете ветвей, бесконечных конфигурациях в мире цветов и в узорах морозного стекла природа плетет, ткет, вяжет, кристаллизует орнаментальные фигуры, в одной из которых предзнаменуется облик человеческого существа, подобно тому, как в неорганических кристаллизациях инея на зимнем окне возникают образы органической природы, пышные леса и оранжереи растительного царства - такова философия врубелевской Жемчужины (1904) , но еще раньше - киевских цветочных этюдов (1886-1887), но также, например, и такой вещи, как панно Богатырь (1898) .


следующая страница »


Страницы творчества:     первая     вторая     третья     четвертая     пятая     шестая     седьмая




*   *   *

   Благодарим спонсоров нашего сайта:

   »  Вот ссылка, здесь можно заказать целебные грибы с доставкой. - наш спонсор;
   »  Недорогая плитка для ванной Paradyz, купить в Москве с доставкой.

  "Изображения цветов, листьев, редко - букетов, чаще всего - одного цветка: красная азалия, розовая азалия, белая азалия, орхидея, красная роза, ирис... Они ослепительны, как самоцветы, лучезарны, мажорны; в одном-единственном цветочном венчике - целая гамма красочных переливов. Музыка красок всегда при этом обусловлена изысканной структурой цветка, которую художник внимательно передает, следуя своему приему расчленения на планы. Малейший изгиб лепестка приобретает под его кистью чеканность, каждый цветочек словно возведен в перл создания. Как говорил о Врубеле художник А.Головин, «есть какая-то безошибочность во всем, что он сделал».

*   *   *
Мир Врубеля, www.vrubel-world.ru (C) 1856-2014. Все права защищены. Для писем: natashka (собачка) vrubel-world.ru
Создание сайта приурочено к 150-летию со дня рождения великого русского художника Михаила Врубеля
Материалы этого сайта возможно использовать с личного согласия Михаила Врубеля


Rambler's Top100