Врубель - главная      Мир Врубеля


Врубель     Биография     Шедевры     Картины     Рисунки     Исследования     Музеи     Фото     Хроно     Ссылки
Дмитриева    Коган    Скляренко    Бенуа    Островский    Маковский    Федоров    Рерих      Малолетков    


Вступление     В академии художеств     Монументалист    Великий рисовальщик    На грани безумия    Живописец от бога
Врубель-декоратор    Музыка и литература    Врубель-педагог     Врубель и художественная фотография     Стиль модерн


Ранние годы    Ученичество    Киев. Встреча с древностью    Незамеченные шедевры    Демоническое    
Поиски универсальности    Фантастический реализм    Портреты    Начало нового века    Рисунки с натуры    
Запоздалая слава    Волшебство и магия Врубеля    Тема Пророка    Предпоследнее    Некоторые итоги жизни


Михаил Врубель. Киев-Венеция-Киев. Подробная биография на шестнадцати страницах.

  
   

» Первая
» Вторая
» Третья
» Четвертая
» Пятая
» Шестая
» Седьмая
» Восьмая
» Девятая
» Десятая
» Одиннадцатая
» Двенадцатая
» Тринадцатая
» Четырнадцатая
» Пятнадцатая
» Шестнадцатая

   
   

Гадалка
Гадалка, 1895

   
   
В то самое время, когда Врубель поступил в мастерскую Чистякова, начали издаваться альбомы Библейских эскизов - поздней работы Иванова, которая до тех пор была абсолютно неизвестна. И у Иванова, и у Врубеля - акварели, эскизы к росписям храма. Но Врубель буквально по всем статьям противоположен Иванову: вместо сюжетного и иконографического разнообразия - однообразные, находящиеся под диктатом иератической симметрии композиционные схемы в вариациях всего двух сюжетов - Надгробного плача и Воскресения; вместо трепетных сияний, символизирующих благодатные озарения, внезапно посещающие людей, - ровное, абстрактное астральное свечение. Единственный, существующий вне определенной сюжетной программы персонаж в эскизах Врубеля - это ангел в большой акварели Ангел с кадилом и свечой.
У Иванова ангелы полностью соответствуют значению их греческого имени, они - вестники, их миссия, служба - осуществлять связь между небесным и земным мирами. Врубелевский ангел - если и вестник, то, как говорил Блок о самом художнике, 'весть его о том, что в сине-лиловую мировую ночь вкраплено золото древнего вечера'. Ангелы у Иванова, исполняя свою службу возвестителей Слова-Логоса, олицетворяют самый дух сообщительности. Врубелевский герой - бездеятельный, пребывающий в самоуглубленном одиночестве ангел безмолвия - то ли из дословесного состояния космических сфер, то ли изгнанный из царства Слова-Логоса в 'ночь мира'. И, наконец, этот ангел оказывается близок его демонам, в частности Демону поверженному. Имея в виду метаморфозу, которая произошла с обликом Демона - от Демона сидящего, мощного атлета, к Демону поверженному, хрупкому, изломанному, бледному существу в закатных лучах, - мы вынуждены будем отметить его поразительное сходство с киевским Ангелом с кадилом и свечой.

Эскизы Врубеля не были исполнены на стенах собора. Сама трактовка Врубелем канонических сюжетов резко противоречила православному иконографическому канону. Так, событие Воскресения с изображением восстающей из саркофага фигурой Христа бытовало в католической традиции, но не было принято в православной, где существовала согласная с буквой четвероевангелия версия, изображающая не само таинство акта Воскресения, но лишь весть о нем в явлении ангела женам-мироносицам, и другая, апокрифическая, версия Воскресения как Сошествия во ад. Некогда Александр Иванов изобразил 'Сошествие во ад' как изведение из гробов, воскрешение и ликование праведных. Воскресающий Христос у Врубеля - провозвестник Страшного суда, являющийся не миловать, а казнить, - Бог, воскресающий для того, чтобы возвестить, что воскресения не будет. В бестрепетных окаменелых силуэтах и композиционной статике Владимирских эскизов события имеют вид кристаллообразного предсуществования в предвечности. Священная история предстает как отрасль минералогии. Это не события, какими они могли бы совершаться и быть наблюдаемы во времени, в текущей, движущейся истории, а их довременное предначертание. В незавершенных участках живописи Воскресения белизна листа производит впечатление ослепляющего, то есть ввергающего в темноту, сияния. Как если бы то было предупреждение, что мы разглядываем нечто, вообще не предназначенное для смертного взора: перед нами как бы первосхемы событий, которые еще только подлежат воплощению. Художник показывает, так сказать, сценарный план эпизодов всемирной драмы, будто в его руках оказались подлинники, негативы из довременных архивов предвечного престола, которые он лишь проявляет, зная, что свет и тьма здесь взаимообратимы. Воображение Врубеля совершенно определенно было занято поисками парадоксального эффекта 'темного сияния'. Так, в пору работы над эскизами он сделал такое замечание в письме к сестре: 'Надо тебе еще знать, что на фотографии яркое солнце удивительную дает иллюзию полночной луны'. 'На черной мгле я живопись творю', - как сказано у Бодлера. В этом отношении незавершенность эскиза Воскресение воспринимается как недопроявленность - словно бы от ужаса перед тем, что уже показалось.


следующая страница »


Страницы творчества:     первая     вторая     третья     четвертая     пятая     шестая     седьмая




*   *   *

   Благодарим спонсоров нашего сайта:

   »  Тут http://www.ekodar.ru/filter/ochistka-vody-v-kvartire/ я покупал фильтр на воду.

  "Врубель пришел с лицом безумным, но блаженным. Он — вестник, весть его о том, что в сине-лиловую мировую ночь вкраплено золото древнего вечера. Демон его и Демон Лермонтова — символы нашего времени." (Александр Блок, из памятной речи на могиле Врубеля).

*   *   *
Мир Врубеля, www.vrubel-world.ru (C) 1856-2014. Все права защищены. Для писем: natashka (собачка) vrubel-world.ru
Создание сайта приурочено к 150-летию со дня рождения великого русского художника Михаила Врубеля
Материалы этого сайта возможно использовать с личного согласия Михаила Врубеля


Rambler's Top100